«СЭФЕР» В РАШКОВЕ

    Опубликовано в Новости
  • Понедельник, 14 Август 2017 00:00

«СЭФЕР» В РАШКОВЕ

С 4 по 16 июля 2017г. прошла летняя полевая школа по еврейской этнографии и эпиграфике.

Эта полевая школа стала продолжением экспедиций Центра “Сэфер” в Подолию (Украина) и Молдову 2005-2012 годах.

Целью экспедиции в 2017 году было не только изучение традиционной культуры и истории еврейского населения в регионе Приднестровья, но и исследование межэтнических отношений и стереотипов, например, таких, как отношения между представителями старообрядческой общины и евреями.

Одним из участников этой эпиграфической полевой школы был Виктор Дамьян (заведующий группой «Этнология евреев», старший научный сотрудник Института культурного наследия Академии наук Молдовы, доктор истории, преподаватель истории в Технологическом лицее ОРТ им. Б. З. Герцля). Он поделился с редакцией газеты «Наш Голос» своими впечатлениями об участии в этом исследовательском проекте.

- Виктор, расскажите, пожалуйста, об этом проекте: кто участвовал, чем именно занимается эта полевая школа?

- В экспедиции принимали участие участники из Молдовы, Украины, России, Белоруссии, Латвии. Среди них, наряду с квалифицированными специалистами в области антропологии, этнографии, эпиграфики, фольклористики, были и молодые исследователи: студенты, магистры, аспиранты.

Участники в рамках полевых школ, организуемых Центром «Сефер», занимались описанием и каталогизацией еврейских некрополей и памятников еврейской культуры, сбором «устной истории» и фольклора, выявлением архивных материалов, связанных с историей евреев. В экспедиции этого года работа велась по двум основным направлениям: этнография (устная история и фольклор) и эпиграфика.

В состав нашей (эпиграфической) группы входили 13 человек как постоянных участников, так и новых. Среди них были и совсем юные исследователи. Руководителями школы эпиграфистов являются Михаил Васильев и Александра Фишель. Они неоднократно участвовали в таких проектах.

- Каким образом было определено место проведения полевой школы?

Обычно места будущих эпиграфических (так же, как и этнографических) экспедиций определяются заранее. Еще в апреле к нам приезжали будущие руководители Летней школы в Приднестровском регионе, Светлана Амосова и Александра Фишель, во главе с программным директором Центра «Сэфер» Анной Шаевич. Они, при активном участии моей коллеги по группе «Этнология евреев» ИКН АНМ, старшего научного сотрудника, доктора филологии Ирины Шиховой, провели предварительную разведку нескольких еврейских кладбищ в различных регионах Молдовы.

Впоследствии именно рекомендация Ирины Шиховой провести эпиграфическую экспедицию на «старом» еврейском кладбище в Рашкове была одобрена сотрудниками Центра «Сефер».

Рашковское еврейское кладбище было выбрано по ряду причин. Во-первых, итоги предварительной разведки показали наличие на кладбище захоронений XVIII в., во-вторых, было интересно само месторасположение Рашкова. Исторически он находился в украинско-молдавском пограничье, а в качестве естественной границы была река Днестр. Напомню, что Приднестровский регион вошел в состав нашей страны только в 1940 г. Следует также отметить, что кладбище в течение долгого времени находится под присмотром одной из семей местных жителей, поэтому оно достаточно ухоженное и участникам летней школы не пришлось тратить драгоценное время экспедиции на вырубку кустов и разбора завалов. Во многом именно эти моменты и определили место проведения экспедиции.

Параллельно с школой эпиграфистов действовала школа этнографов (руководители Светлана Амосова, Мария Каспина), которая проводила полевые изыскания в различных городах региона - Тирасполь, Бендеры, Рыбница, Каменка и коммуна Рашков. Этнографы отметили, что работа была плодотворной. Но наиболее интересной она была в Рыбнице, где участники летней школы брали интервью у местных евреев, которые рассказали интересные моменты из биографии Рыбницкого Ребе (Ха́им-Занвл Абрамо́вич), из истории Рыбницкого гетто, а также поделились воспоминаниями о своих семейных традициях. Так как школа эпиграфистов сумела раньше запланированного времени завершить свою работу на рашковском еврейском кладбище, то и мне удалось в течении одного дня поучаствовать в работе школы этнографов. Следует подчеркнуть, что в процессе документирования Рашковского кладбища, эпиграфисты достаточно часто общались с местными жителями, занимались сбором исторических данных о Рашковском еврейском кладбище. Впоследствии наши наработки существенно помогли коллегам-этнографам во время их работы в Рашкове.

- С точки зрения организаторов проекта, в чем заключается особенность Приднестровского региона Республики Молдова?

- Приднестровье – это уникальный с исторической точки зрения регион Республики Молдова. Например, города Тирасполь и Бендеры. Евреи в Тирасполе появились во второй половине XVIII века. Уже в начале XX в. евреи составляли треть населения города. Одно из упоминаний о евреях в Бендерах относится к тому же периоду, что и в Тирасполе. По данным переписи населения в 1930 году 26,5% жителей Бендер были еврейской национальности.

Несмотря на соседство городов, территориально они принадлежали к разным странам: до 1940-х Бендеры входили в состав Румынии, а Тирасполь - в СССР. В этом и заключалась причина существенных отличий еврейских общин двух населенных пунктов.

Или, например, Рашков, который являлся одним из населенных пунктов региона, где еще с XVII в. известно о проживании евреев. Первое упоминание о евреях Рашкова относится к 1637 г. В центральной части села до сих пор сохранились стены синагоги-крепости, возведенной в 1749 году. В XVIII в. Рашков стал центром духовной жизни многочисленной еврейской общины - здесь располагалась резиденция хасидских ребе рашковской династии. До начала Второй Мировой войны в Рашкове проживало около 2000 евреев - примерно половина от общего числа жителей.

В Рашкове сохранилось два еврейских кладбища, одно из которых -  «новое», датируется началом XIX в., а второе – «старое», с многочисленными надгробиями XVIII – 30-40 – е гг. XIX вв.

- То есть, основную часть времени экспедиции группа провела в Рашкове?

- Да, но жили мы в Каменке, и каждое утро выезжали работать на кладбище в коммуну Рашков. Нас приятно удивило состояние кладбища. Сохранять порядок и достойный вид кладбища удается благодаря одной из семей бизнесменов из Рыбницы, которая выделяет средства на это. Участники и я, в том числе, познакомились со смотрительницей Рашковского кладбища – удивительной женщиной, отец которой в свое время тоже был смотрителем.

В процессе исследования кладбища каждое захоронение было пронумеровано, замерено и сфотографировано. Где была возможность, были прочитаны и задокументированы эпитафии надгробий. Документировалась не только каждая мацева, но и найденные фрагменты.

Мы выяснили, что наиболее раннее захоронение относится к 1703 году. Также  были найдены еще 3 захоронения, которые относятся к 1710 г.

По нашим предположениям, кладбище было значительно больше. По словам местных жителей, после войны часть плит с кладбища были использованы для строительства местного Дома Культуры. Данная версия подтверждается тем, что в ограде кладбища были найдены около 20 частей различных мацев.

Итогом нашей работы стало оцифрованное кладбище, в котором было идентифицировано около 966 мацев.

- Что нового Вы для себя узнали, работая в составе экспедиции?

- Мои исследования по истории евреев Молдовы затрагивают периоды Средних веков и раннего Нового времени. Поэтому было очень интересно исследовать, насколько исторические события, в которые была погружена территория тогдашней Правобережной Украины (до конца XVIII в. она являлась составной частью Польши, Речи Посполитой), нашли свое отражение в истории Рашковского еврейского кладбища.

Часто восстания, проходившие в период XVIII в. в польской Украине, сопровождались многочисленными жертвами, среди которых были и евреи. Проводя документирование кладбища, мы искали надписи на надгробьях, связанные с этими событиями, ведь раньше на мацевах отражали момент насильственной смерти. И нам удалось найти такие мацевы, датированные 1742 годом. Там были похоронены три супружеские пары. По времени захоронения это вполне может быть связано с периодом Гайдаматчины. Но пока это только гипотеза.

- О чем еще могут рассказать памятники?

- По памятнику можно определить благосостояние семьи, должность, занимаемую в еврейской общине, ремесло, можно проследить судьбу и генеалогию отдельных семей, к какому из колен народа Израиля принадлежал усопший, к роду коэнов или левитов и др. В зависимости от географического региона внешний вид мацевы тоже отличается - в Рашкове в них присутствовало больше внешнего декора. На некоторых мацевах мы увидели изображения рук Коэна, двуглавого орла, львов, звезды Давида и др. По полученной информации можно узнать о половозрастном составе общины, о ее многочисленности. межобщинных связях. Так, например, в одном из текстов эпитафии было указано на то, что там покоится представитель общины города Броды.

По словам смотрительницы кладбища, примерно за год до нашей экспедиции кладбище посетили представители религиозного течения хасидов, которые искали надгробие основателя хасидской династии рашковских ребе (Рашкевер хасидим), являвшегося выдающимся учеником рабби Исраеля Баал-Шем-Това. Теплилась надежда, что мы сможем отыскать это захоронение, но в процессе прочтения надгробных эпитафий было найдено только одно захоронение с именем Шабтая бен Цви, которое предположительно могло быть непосредственно связано с основателем Рашковской династии. Среди участников нашей экспедиции возникли различные предположения и споры, кем действительно мог быть при жизни усопший. Среди версий было и то, что это мог быть и его тезка, и один из близких родственников рашковского Ребе или, собственно, сам основатель рашковской династии. Пока вопрос остается открытым и требует дополнительного исследования и подтверждения информации в различных исторических источниках. Чтобы прояснить информацию, необходима экспедиция на так называемое «новое» Рашковское кладбище.

Участникам экспедиции удалось побывать на еврейском кладбище, находящемся на противоположном берегу Днестра, в Вадул-Рашков. Проведенная разведка дала возможность предположить, что кладбище функционировало примерно в тот же период времени, что и старое кладбище в Рашкове. Зачем евреям столько кладбищ, спросите вы? Ответ предельно прост. Рашков, как говорилось выше, относился к территории польской части Украины вплоть до конца XVIII, а Вадул-Рашков располагается на территории исторической Молдовы. То есть географически близкие еврейские общины административно находились в составе двух разных государств - Польши (Речи Посполитой) и Молдавского княжества. Таким образом, это были две разные общины, между которыми, по логике вещей, существовали тесные семейные и деловые отношения. Принадлежность к разным общинам доказывают и особенности изображений на мацевах, их особенности в нанесении текстов эпитафий, а также материал, из которых были изготовлены надгробия и т.д..

Участникам летней школы также удалось посетить и провести разведку еврейских кладбищ в Сороках и Оргееве. На сорокском кладбище самые ранние надгробия, которые удалось идентифицировать, относятся к первой половине XIX в.. На еврейском кладбище в Оргееве были найдены еврейские надгробия, по-видимому, одни из самых ранних на территории Республики Молдова, которые датируются 70-80 гг. XVII в. По словам российского исследователя Д. Гобермана, на оргеевском кладбище можно встретить еврейские надгробия, относящиеся к первой половине XVII в.

- Что происходит дальше с собранной информацией?

- До 16 июля у нас была полевая работа. Но предстоит еще и «кабинетная часть», когда исследователи Центра «Сэфер» будут систематизировать собранный материал, сверять тексты надгробных эпитафий, изучать фотоматериалы, создавать алфавитный список имен и др. Эта часть работы может продлиться до зимы-весны следующего года. Результаты уже проведенных Центром «Сэфер» всех экспедиций выкладываются на сайте организации и доступны для ознакомления. Поэтому, по завершении обработки полученных данных, всю необходимую информацию можно будет найти именно там.

Организаторы школы -  Центр научных работников и преподавателей иудаики в вузах «Сэфер» совместно с Центром славяно-иудаики Института славяноведения Российской академия наук при поддержке Genesis Philanthropy Group, UJA Federation of NY и других спонсоров.

Поддержку в проведении летней школы также оказала и молдавская сторона: Музей Еврейского наследия Молдовы (ЕКЦ КЕДЕМ), Международный Центр Тренинга и Профессионального Развития,  Рашковский сельский Совет, «Хэсэд» г.Тирасполь, «Хэсэд Рахель» г. Рыбница.

 

 

 

JCM.MD

Общественное Объединение «Еврейская Община Республики Молдова» имеет статус республиканской организации, в состав которой входят 9 региональных общин Молдовы и различные еврейские организации мун. Кишинэу.

 

 

НАШИ КОНТАКТЫ

Если у вас есть интересная информация или вопросы, вы можете нас найти по указанному адресу или связаться с нами по телефону:

Адрес :  Молдова, МД 2005 Кишинэу, ул. Е. Дога, 5, оф. 229

Тел/факс : +373(22)509689

НАШИ КОНТАКТЫ

Если у вас есть интересная информация или вопросы, вы можете нас найти по указанному адресу или связаться с нами по телефону:

Адрес :  Молдова, МД 2005 Кишинэу, ул. А. Диордица, 5, оф. 229

Тел/факс : +373(22)509689