Театр был со мной всегда

    Опубликовано в Новости
  • Пятница, 07 Июнь 2019 00:00

Театр С улицы Роз” – поистине уникальный культурный феномен в нашей стране. Он создан и поддерживается благодаря энтузиазму Юрия Аркадьевича и его любви к театральному искусству. Желаю этому прекрасному человеку крепкого здоровья, новых творческих достижений и много интересных постановок на радость благодарным зрителям». Такими словами президент Игорь Додон поздравил с 65-летием, пожалуй, самого знаменитого театрального режиссера страны, мастера искусств РМ, кавалера Ордена Республики, основателя, художественного руководителя и главного режиссера Государственного молодежного драматического театра «С улицы Роз» Юрия ХАРМЕЛИНА.

Сейчас для Юрия Аркадьевича непростой период: он борется с тяжелой болезнью, и свою знаменательную дату встретил далеко от дома, в Израиле, где проходит очередной курс лечения. Но прежде, чем уехать, мастер выпустил очередную премьеру – спектакль «Принц и нищий» по знаменитому роману Марка Твена. Сделал самому себе подарок к юбилею, да какой! История о приключениях 2-х по капризу природы похожих мальчишках, которые случайно поменялись на время ролями – нищий оказался во дворце, а король в квартале бедноты – написана во второй половине XIX века, а посвящена событиям века XVI столетия. Но у Юрия Хармелина получился острый памфлет о сегодняшних молдавских реалиях. Теперь, как и тогда, власть бесконечно далека от проблем едва сводящего концы с концами народа, жирует за его счет и продолжает этот народ грабить. Механизмы такого ограбления во все времена одинаковы, увы…

Накануне премьерного спектакля мы попросили Юрия Аркадьевича ответить на несколько вопросов.

– Восточная мудрость гласит, что в жизни человека есть 3 главных вехи: когда он научился ходить, когда создал семью, и когда ему исполняется 3 раза по 20 лет. Тогда он может оглянуться и понять: что сделано, что не сделано и что еще предстоит. Вы не далеко ушли от рубежа «3 раза по 20», поэтому давайте поговорим о значимых вехах Вашей жизни. Где проходило Ваше детство? Помните ли свое первое зрительское театральное впечатление?

– Первым в жизни появился кукольный театр «Ликурич». И, может быть, он так на меня повлиял, что я начал дома, во дворе ставить кукольные спектакли. Детвора со всей магалы в Зеркальном переулке собиралась посмотреть. На 2 стула натягивал простыню и показывал спектакли с куклами из подручных средств. Я очень рано научился читать, выучил наизусть Маршака и разыгрывал его пьески перед своими зрителями – «Петрушка-иностранец», «Сказка о глупом мышонке» и другие.

А позже я часто ходил в театр имени Чехова, в школьные годы всегда кого-то играл в кружке, участвовал в КВНах, которые организовывал учитель физики Давид Иосифович Ярошевич. И даже собирался поступать в театральный институт. Но понятия о режиссуре у всех были очень смутные, думал об актерском факультете. Однако родители объяснили мне, что ехать в Москву бессмысленно, мол, выбирай в Кишиневе любой факультет. У нас со старшим братом 9 лет разницы, он к тому времени был уже самостоятельным, и все в семье крутилось вокруг меня. Хотелось избавиться от этой опеки, я понимал, что нужно учиться жить самостоятельно. Не стал поступать здесь, а уехал в Пятигорский институт иностранных языков, который тогда считался одним из лучших в Союзе.  

В Пятигорске занимался и на факультете общественных профессий, получил специальность руководителя театрального кружка. По распределению уехал в чеченское село в Чечено-Ингушетии. И ни в годы учебы, ни во время работы не чувствовал никакого национализма. Вернулся в Кишинев, начал преподавать английский и немецкий в 55-й школе и делал это с удовольствием, тогда же родился и театр. Хотя нет, театр был со мной всегда. В общем, ходить я научился стремительно и уверенно.  

– Теперь поговорим о семье. 

– Первый раз я женился еще в Пятигорске, в этом браке родилась дочь Аня, но с ее матерью жизнь не сложилась. С дочкой же мы до сих пор в прекрасных отношениях. А со Стеллой мы вместе уже 38 лет. Познакомились в театре, когда она пришла посмотреть спектакль. Дочь Ирина училась в Театральном лицее, потом, еще будучи школьницей, уехала в Израиль. И хотя театр не стал ее профессией, она имеет к нему прямое отношение: выросла за кулисами, в годы учебы даже участвовала в некоторых спектаклях. У нее трое детей, а всего у меня 5 внуков, самому младшему вот-вот исполнится 2 года, а старшему – 19. Сын Рома закончил медуниверситет и сейчас будет пытаться поступить в резидентуру в Америке. Вот такая у меня большая семья. И когда заболел, я по-настоящему понял, какие у меня хорошие дети, такую поддержку от них получаю. 

– Ну и давайте оглянемся: что сделано, что не сделано, что еще предстоит. 

– Я человек целеустремленный, всегда ставлю себе какую-то цель, порой немыслимую, и обязательно ее достигаю. Для меня театр, даже школьный, самодеятельный, с самого начала был Театром, а не кружком. Я всегда брал серьезные пьесы, которые мне казались важными. А в 1981 году многие мои выпускники стали поступать в Институт искусств, другие учебные заведения, они начали задавать вопросы, касающиеся театра, и оказалось, что я не знаю, как им ответить: не хватало образования. Я понял, что если хочу всерьез заниматься театром не на уровне «учитель ставит пьеску с детьми» и дальше, нужно получать профессиональную подготовку.  

Поехал в Москву и с первого раза поступил в Щукинское училище. Закончил его хорошо, мне даже предлагали остаться в Москве, но у меня уже был Театр. Вернулся в Кишинев с дипломом «Щуки» и был этим очень горд. И в 1988 году мы (наряду с «Табакеркой») стали первыми в СССР театрами-студиями. В 55-й школе в тот же год открылись первые в Советском Союзе театральные классы, я сам составил программы, по ним потом многие занимались. Но тут распалась страна, в школу пришло новое руководство, такого интереса к театру уже никто не проявлял. И я предложил тогдашнему начальнику городского Управления образования Анатолию Мокраку создать отдельное учебное заведение. Он меня поддержал, так и появился Театральный лицей. Это было в 1995 году. Лицей сразу стал престижным, сюда стремились попасть, и это в то время, когда многие русские школы просто закрывались! 

Но через 4 года прямо в канун 1 сентября нас в буквальном смысле вышвырнули из здания, которое занимал лицей. Мы устраивали акции протеста, перекрывали улицы – и в конце концов победили: другое здание лицею нашли. И хотя до начала учебного года переехать не успели, никто из родителей не забрал своего ребенка. С 1999 года мы живем в нынешнем доме. А в 2008-м театр получил статус государственного. За 6 лет до этого было выделено здание, которому предстояло стать новым театром, его успели реконструировать на 65%, но потом в стране сменилась власть, деньги давать перестали, и все сделанное разрушается. Там живут бомжи, собаки, несколько раз был пожар, даже трупы находили. 

– А какова ситуация сейчас, после того, как президент Игорь Додон выделил театру часть средств на продолжение строительства? 

– Мы не можем воспользоваться этими деньгами. Они поступили на счет театра, а Министерство культуры хочет их забрать, обещая, что будет строить театр само. Но это мы уже проходили, и знаем, чем такие обещания кончаются. Вот уже больше полугода мы добиваемся разрешения самим провести тендер, чтобы пригласить подрядчика и начать расходовать эти деньги. Чиновники не говорят ни «да», ни «нет», каждый раз требуют какие-то дополнительные бумаги, а дело стоит. Есть спонсоры, готовые помочь материально, но в случае, если стройка сдвинется с мертвой точки. Пока же все заморожено, они не хотят рисковать своими деньгами. 

– Классики считали, что главная миссия театра – просвещать. 

– Я всегда говорил, что театр – это школа. Школа жизни, без которой нельзя, и жаль, что немногие власть предержащие понимают это. А ведь так важно, когда люди, выходя со спектакля, думают не только о том, что у них на ужин, но и том, что с ними вообще происходит в жизни. Нельзя только развлекать, как это массово происходило в 90-е годы. Театр должен воздействовать на ум и сердце. 

– Чему Вас учат Ваши ученики?

– У них другое мышление. Они думают о деньгах, о которых мы когда-то не думали, о престижных профессиях, а не о тех, которые нравятся, о том, чтобы уехать из этой страны туда, где будет комфортнее. Их нельзя в этом обвинять, такова жизнь. И то, что нам удается в театре говорить на одном языке, растить единомышленников, я считаю достижением. А чему хорошему они меня научили? Другому ритму жизни. Они торопятся, хотят все получить здесь и сейчас, а мне надо им срочно все это дать. И даже теперь, когда я вынужден часто уезжать на лечение, театр живет, несмотря ни на маленькие зарплаты, ни на бездомность, все-таки гастролирует, участвует в фестивалях, нас ценят, приглашают, нашими постановками интересуются. Значит, единомышленники все-таки есть. Мне есть на кого опереться. Фактически я опираюсь на всех, у каждого свои обязанности, и если они будут их выполнять, все будет в порядке. Даже находясь на лечении, я все время работаю, отвечаю на письма, задаю вопросы, связываюсь с другими странами, обсуждаю какие-то проблемы – благо, современные технологии это позволяют. 

– Есть ли пьеса, о которой Вы мечтаете, но пока не смогли поставить?

– Я не из тех, кто будет всю жизнь мечтать и ничего не делать. Нас учили в Щукинском, что у режиссера в портфеле всегда должно быть 7-8 названий. Этому правилу я следую всю жизнь.

– Что же в Вашем портфеле ближе всего к реализации?

– «Источник святых» ирландского драматурга Джона Синга (он давно ждет своей очереди), «Король Лир» (его я ставил когда-то еще в 55-й школе) и «12 месяцев» Самуила Маршака. Вообще я нередко по прошествии времени возвращаюсь к каким-то постановкам и возобновляю их. Потому что меняется поколение зрителей и актеров, но остаются важные вещи, о которых хочется сказать. Некоторые спектакли идут по 40 лет, например, «Пеппи длинный чулок» – с ней мы открывали театр, и по сей день она в афише. А вообще количество постановок за 41 год приближается к 300, в текущем репертуаре около 40 названий – больше, чем у любого другого театра республики.

– Когда заболели, Вы как-то изменились внутренне?

– Стал больше ценить время, еще больше хочу успеть сделать. И мне кажется, ангелы-хранители меня не забывают.

– Пусть ангелы-хранители не покидают Вас как можно дольше! Юрий – это же Георгий, а он ведь Победоносец. Поздравляем с юбилеем! Желаем много-много здоровья и много-много новых творческих достижений!

 

Елена Ройтбурд

Фото: https://sputnik.md/

JCM.MD

Общественное Объединение «Еврейская Община Республики Молдова» имеет статус республиканской организации, в состав которой входят 9 региональных общин Молдовы и различные еврейские организации мун. Кишинэу.

 

 

НАШИ КОНТАКТЫ

Если у вас есть интересная информация или вопросы, вы можете нас найти по указанному адресу или связаться с нами по телефону:

Адрес :  Молдова, МД 2005 Кишинэу, ул. Е. Дога, 5, оф. 229

Тел/факс : +373(22)509689

НАШИ КОНТАКТЫ

Если у вас есть интересная информация или вопросы, вы можете нас найти по указанному адресу или связаться с нами по телефону:

Адрес :  Молдова, МД 2005 Кишинэу, ул. А. Диордица, 5, оф. 229

Тел/факс : +373(22)509689