13 декабря 2020

ПАНДЕМИЯ НЕ ОСТАНОВИЛА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЫ МОЛДОВЫ.

– Александр, добрый день. Предлагаю для этого интервью на час перейти на «вы». Мне кажется, что это корректно, потому что это интервью не с бизнесменом и не с моим близким знакомым, а с Председателем Еврейской Общины Республики Молдова. Вы руководите еврейской общиной с 2006 года, уже 14 лет. Сравните 2006-й и 2020-й…
– Непросто в нескольких словах подвести итог такому периоду, но попробую. Если говорить об общине, как об организации, то за эти годы отношение к нам стало более уважительным. Организация выросла, стала активнее, наши действия гораздо заметнее. Вырос наш авторитет в отношениях с государственными органами и всевозможными организациями. Это не может не радовать. Но есть и другой аспект, который нельзя замалчивать. Градус антисемитизма в обществе, социальных сетях, со стороны отдельных журналистов, политиков, на бытовом уровне ежегодно растет. И, к сожалению, 2020 год – не исключение.

– В чем это выражается?
– За 14 лет мир сильно изменился и продолжает стремительно меняться. Интернет и социальные сети создали новую субкультуру общения, зачастую дискриминационную и недружелюбную к социальным группам, в том числе по их национальным и религиозным признакам. Это относится и к евреям. Далеко за примерами ходить не надо. Политика в Молдове давно стала объектом «грязного» обсуждения в интернете. Посмотрите, что происходит в блогосфере. Если представитель политической партии еврей, то обсуждение его действий моментально выплескивается за рамки его политических действий и превращается в волну тотального антисемитизма.

– Вы говорите о партии Илана Шора?
– Да. Как председатель Еврейской общины я не комментирую ни политические шаги, ни его экономическую деятельность. Меня огорчает другое. Посмотрите на любое обсуждение в социальных сетях, причем не только связанное с Шором, но и с другими членами его партии. Оценка их действий постоянно переносится на оскорбительные высказывания в адрес евреев, как нации. Стоит ли говорить, что это недопустимо? Особенно, когда эти настроения поддерживаются не только анонимными комментаторами, но и реальными блогерами или журналистами.

– Но это уже основание для обращения в суд?
– И община готова к таким обращениям. На мой взгляд, разжигание антисемитизма в медиа и в интернете не менее оскорбительно, чем прямые акты вандализма, которые, к сожалению, не прекратились в отношении, например, памятников на еврейском кладбище в Кишиневе…

– И тогда, это уже и вопрос о позиции государственных органов?
– Декларативно права евреев, конечно, подлежат защите. Но преступлением может быть как преступное действие, так и – преступное бездействие. Я считаю, что государство могло бы занимать более активную позицию в борьбе с недопустимыми проявлениями антисемитизма и вандализма.

– Но ведь вы говорили, что отношение к общине, как организации, улучшается со стороны, в том числе, государственных органов…
– Это так, но нельзя сбрасывать со счетов один серьезный отрицательный фактор – низкий уровень преемственности в молдавской политике. Уважение – это хорошо, но многие вопросы при смене политических векторов в стране, приходится обсуждать заново.

–Тем не менее, позитивные изменения есть. И те видимые результаты, которых добилась еврейская община за последние годы, нельзя не заметить.
– Я бы подчеркнул, что есть проекты «видимые» и «невидимые» глазу. В части видимых проектов мы действительно многого добились за последние годы, и это заслуга правления и попечительского совета общины. Благодаря интеллектуальным и организационным усилиям этих коллективов, и, в не меньшей степени, пожертвованиям, стала возможна та огромная работа, которая проведена в республике…

– О каких проектах вы говорите?
– В первую очередь, это установление мемориалов и памятников на местах массового расстрела евреев во время Второй Мировой войны. Учитывая, что в отдельных городах и селах евреи составляли более половины населения Бессарабии, то речь идет о сотнях тысячах человек. Расстрелы проходили, практически, в каждом городе и деревне.

В 2020 году мы открыли мемориал в Кагуле. Должен был быть открыт и мемориал в Косэуць, но из-за пандемии его открытие будет перенесено на следующий год. Готова уже скульптурная часть мемориала погибшим в Оргееве. В нашем плане установка таких мемориалов во всех значимых для этой трагической истории местах Молдовы.

– Но мемориалы – это не единственное «видимое» направление?
–Конечно, нет. В Молдове много еврейских кладбищ. После массового отъезда евреев в конце прошлого века, многие кладбища и могилы остались без присмотра, а по еврейской традиции – кладбище – это святое место, земля там принадлежит усопшим. Кроме того, нельзя забывать, что многие еврейские захоронения относятся к 17, 18 или 19 веку и, зачастую, являются архитектурными памятниками. Наша задача сохранить эти кладбища, защитить их от вандализма, организовать установку заборов, консервацию могил, освещение кладбищ.

И отдельное направление нашей работы – восстановление еврейских исторических зданий, синагог и храмов. Тем более, что этот аспект связан и со свободой религиозного отправления. Раньше синагоги были не только почти в каждом населенном пункте Молдовы, но и по нескольку в крупных городах, а во времена СССР в Кишиневе оставалась только одна действующая синагога.

– А сейчас?
– Сегодня в Кишиневе четыре действующих синагоги, и это очень важный шаг для возвращения к нашим корням, религиозным и праздничным традициям.

– Кто финансирует все эти затраты?
– Все деньги, которыми оперирует еврейская община Молдовы, имеют местное происхождение. Это пожертвования попечителей общины, которые направляются на благотворительные программы, и дирекция общины расходует их в рамках утвержденного бюджета.

Есть программы и события, которые находят спонсоров за рубежом, но в этих случаях речь идет о «точечных» проектах или событиях, как правило, связанных с бывшими местами проживания спонсоров.

– Это мы говорили о «видимой» деятельности.
– Но очень важно отметить и постоянно возрастающие усилия общины в части образования и культуры, здравоохранения и помощи нуждающимся.

– Я как раз хотел спросить, как повлияла пандемия на эту работу?
– Еврейская община предельно оперативно среагировала на начало пандемии и объявление карантина весной этого года. Уже в середине марта был создан оперативный штаб, который действует до сих пор. В оффлайн и в онлайн режиме мы принимали стратегические решения, связанные с управлением общинными организациями и помещениями. Была организована бесплатная помощь нуждающимся в средствах защиты, продуктах, лекарствах и патронажных работниках. И сегодня штаб продолжает реагировать на те вызовы, которые ставит перед нами пандемия.

– Как вы оцениваете эффект от проделанной в этом году работы по преодолению последствий пандемии?
– Я горжусь тем, что с марта по июнь в общине не было ни одного случая заболевания COVID. Еще до государственных распоряжений мы закрыли синагоги и отменили все массовые мероприятия и праздники. Полагаю, что мы были единственной национальной общиной Молдовы, которая оперативно начала оказывать помощь государственной системе здравоохранения и врачам. На 30 тысяч долларов мы закупили средства индивидуальной защиты и передали их Министерству здравоохранения. За счет бизнесов наших попечителей было организовано питание врачей в больницах Кишинева, пока на эти нужды не стали выделять средства из государственного бюджета.

К сожалению, болезнь коварна, она не выбирает по национальным и религиозным признакам. Сегодня и в нашей общине есть потери, которые не вернуть и ничем не восполнить.

– 2021 год не обещает быть проще. Как вы готовитесь отвечать на его вызовы?
– Знаете, что хочу сейчас вспомнить? Я, как и многие бизнесмены, с уважением отношусь к такому авторитетному аналитическому изданию, как российский журнал «Эксперт». Но я специально сохранил номер «Эксперта» от февраля проходящего года. Там черным по белому написано, что эпидемия COVID в Китае преодолена, в остальном мире вероятности ее начала нет и что COVID никак нельзя отнести к угрозам 2020 года. И это публикация за пару недель до начала известных событий. Так что никто не может предположить вызовы 2021 года. Поэтому лучше задайте вопрос о наших проектах, которые мы хотим начать в 2021 году.

– Задаю…
–В 2021 году мы, наконец, начнем реконструкцию синагоги Цирельсона в Кишиневе. Это памятник архитектуры, поэтому согласование проекта и разрешений затянулось, но в 2021 году мы начинаем. Учитывая объем работ и то, что пока пандемия не преодолена, не думаю, что мы закончим в 2021 году, но, уверен, далеко продвинемся в реконструкции.

Установим на центральной улице в Оргееве памятник жертвам Холокоста. Памятник отлит, его создал уже покойный знаменитый скульптор Молдовы Наум Моисеевич Эпельбаум, осталось только установить его.

Откроем мемориал на месте массового расстрела в Косэуць, там, практически, все уже готово. И восстановим ограды двух кладбищ.

Надеюсь, что наконец-то сдвинутся с мертвой точки реальные работы по созданию Музея еврейской истории в Кишиневе.

***

Такие у Еврейской общины намечены проекты на следующий год, несмотря на пословицу «Хочешь рассмешить Всевышнего – расскажи ему о своих планах…»

Павел Зинган